hedoxakep wrote in pockomhad3op

Category:

Индифферентный Ключ. 4

Фантастический рассказ.

Шлимман замолчал.

– Это все?

– Почти. Два года назад, к нам в руки попался некто Борис Потоцкий, правая рука Хуберта Полария Мердока, это его полное имя. От него мы узнали много интересного. Еще при работе Мердока на правительство, ими был найден точно такой же корабль как на РР 13\61. Они в тайне вели исследования и добились больших успехов. Они вскрыли двадцать пять процентов помещений, взяли под контроль часть вооружений, можно себе представить какого, и свободно перемещались в галактике от края до края за пятнадцать минут. Но было одно но. На корабле не было Индифферентного Ключа. Ключ открывал полный ресурс корабля и предоставлял возможность межгалактических перелетов. Мердок не упустил случая украсть Ключ у правительства, как только узнал о находке Лема. У Потоцкого читаем, что Мердок появился на их базовом корабле неожиданно, из двери, до тех пор неизвестной. В руке он держал Индифферентный Ключ. В последствии они узнали, что Ключ это своего рода мозг бытия, и мало того - личность. 

Индифферентный Ключ. 4
Индифферентный Ключ. 4

Курт Берменталь пытался уснуть. 

– Мы вас отправим на Икс Би 18\401, продолжал Шлимман. – Потоцкий там продержался всего пол года, но с вашими талантами вы доживете до старости. Я надеюсь. 

 ****************************

Открыв глаза, я всмотрелся в кривую выхода из анабиоза. Пальцами правой руки нащупал фиксатор и переключился на ручное управление. Не стал переубеждать механическую память, по-видимому, Мердок всегда так поступал. В верхнем правом углу, черным пентидом, выпучилось воззвание: «Убей себя и ты избавишь федерацию от лишних расходов на содержание». Я автоматически перебросил несколько цифр в зону исчисляемых приделов и поставил фиксатор на место. 

Грань Юргенсона упала, и я шагнул в коридор. Грязь и вонь в отсеках – признак автоматического пилотирования. Женщины и мужчины потянулись к выходу. Два боевых киборга, класса К-62, сдали заключенных тюремной охране, и улетели. Андроиды, без претензий на человеческий облик, молча смотрели, как люди создавали подобие очереди перед дверью с витиеватой блямбой карантина. Они совсем не были похожи на отъявленных преступников, которые получили пожизненное заключение. Разговаривали, знакомились, и даже смеялись. 

Наконец подошла и моя очередь. Пришлось раздеться и немного облучится, выпить густую, зеленую жижу абсола и напялить тюремную робу серого цвета. Я прошел в дверь напротив, где меня ожидала миловидная женщина средних лет. Добрые и ясные глаза любящей матери, смотрели на меня с нежностью и заботой. 

– Ваше полное имя? – ее ласковый голос и безупречная дикция, ставили под сомнение ее органическое происхождение. 

Я подошел к большому окну и посмотрел на замечательный город с архитектурой под невесомость.

– Хуберт Полария Мердок, – соврал я.

Она отстучала.

– Род занятий?

– Вор.

– Что вы умеете воровать?

– Индифферентные Ключи, черт тебя побери, чурка безмозглая!

Женщина долго и искренне смеялась.

– Ах, Мердок, Мердок. Это ты чурка безмозглая, если попал сюда. На, возьми.

Она выдавила карточку из гнезда регистратора и протянула мне.

– Не переживай. Здесь тоже люди живут.

Я перевернул кусок пластика и прочитал: (Х.П. Мердок–3312415)

– Ваша комната под номером четыреста шестьдесят один. Три дня на адоптацию и кредит на этот срок. Пункты общественного питания на восьмом этаже. 

Она помолчала и грустно добавила: 

– Послушайте моего совета, Мердок. Заключенные очень дорожат тем, что имеют. Здесь их дом. Даже я боюсь вас здесь видеть. В сущности, не вас, а ваших друзей, которые наверняка постараются вас освободить. Андроиды взорвут планету, если перевес окажется не на их стороне. Так зашито у них в инструкции. Но заключенные постараются убить вас раньше, чем это случится, и объявить всему миру о вашей трагической кончине. Я удивляюсь, как Патоцкому удавалось так долго оставаться в живых. Смените фамилию, я помогу. Это позволит некоторое время оставаться незамеченным. Давайте карту. 

– Спасибо, не надо. 

– В таком случае, четвертый лифт по правой стороне.

Лифт с бешеной скоростью мчался в низ, рывками уходил в сторону, опять менял направление. Все механизмы были разбалансированы. Я держался за поручни и проклинал местную администрацию. Лифт дернулся в последний раз и открылся тусклым, легированным коридором. Вновь прибывающих заключенных здесь, по-видимому, полагалось встречать. Двое крепких парней, в синей форме военного покроя, встали при моем появлении. Я ступил на их территорию. 

– Карту, – грубо приказал старший из них по возрасту и протянул руку. 

Удивительно, но напряжение последних дней куда-то ушло. Я вздохнул полной грудью и, наконец-то почувствовал себя дома. Не задумываясь и полностью полагаясь на дурное воспитание Мердока, выхватил пистолет из-за пояса нахала, и вместо карточки дал ему ногой в грудь. Он сильно ударился о стену и осел. Молодой дернулся, было, но я дырой вороненого ствола прижал его голову к стене. Бить его было лень и я, забрав их кредитные карточки, телефон и пистолет с четырьмя обоймами, углубился во чрево гостеприимного лагеря. 

На фоне пестрой одежды местных жителей, моя роба резала глаз. Этот фасон здесь был явно не в моде. Оружие никто не прятал, было шумно и весело. Зона скорей напоминала процветающую колонию поселенцев, чем страшную непосильную каторгу. Я зашел в лифт и нажал кнопку восьмого этажа. Зуммер, моего нового телефона, напомнил мне об инциденте. 

– Слушаю.

– Вам не кажется, что вы обошлись невежливо с представителями службы общественного порядка? – сказал баритон официальным тоном.

– Они не представились. 

– Каждый вновь прибывший житель нашего города обязан, строго подчинятся правилам установленным Советом Законодателей. Вы немедленно явитесь в канцелярию на первом этаже и зарегистрируетесь по всем правилам.

– Обещаю.

Я спрятал телефон и, выйдя из лифта, попал в огромный и светлый зал. В центре бился фонтан. Зелени было в меру, а асимметричность цветочного дизайна, наделяло скромностью высокохудожественное искусство исполнения. По периметру просторного помещения находились бары и игровые клубы по интересам, бассейны и рестораны. Здесь было все для того, чтобы чувствовать себя свободным человеком. Заключенные развлекались. Я обошел фонтан и открыл в дверь под вывеской «КАПИТАЛ». Стараясь не обращать внимания на посетителей, смущенных видом моего фрака, я сделал сто шагов и занял столик у журчащего водопада. Переливы студеной воды ассоциировались с жаром пылающего камина. 

Мне не нравился человек, который шел за мной от самых дверей лифта. Нет, не своими прыщами. В нем было, что-то мерзкое от природы. Он нагло уселся за мой столик, достал телефон и заказал трестены Руша с пивом на двоих.

– Столик двести восемь. 

Он смотрел на меня так, словно собирался поделиться страшным секретом. 

– Здесь не ходят в приличные места в подобном наряде. Вас должны были встретить у входа в город и проводить в администрацию, а там переодеть, предоставить адвоката и вручить конституцию. Каким образом в таком виде вы очутились здесь, любому дураку понятно. Не успели переступить ворота и уже вляпались по самые уши. Горожане не любят выскочек, и сейчас в управлении общественного порядка оборвали все телефоны. Через минуту здесь будут люди Фиактиста и … 

Не успел он договорить, как в ресторан ворвались местные полицейские, в знакомой синей форме. Они рассыпались по залу, расталкивая столы. Посетители шарахнулись в стороны. 

– Всем на пол, – орали стражи порядка, и уже через секунду, несколько стволов уперлись мне в спину. Полицейские профессионально вывернули карманы и умудрились между делом, как бы невзначай, пару раз ударить по почкам. 

Следом за группой захвата, в светлом костюме свободного покроя, к столику подошел рыжий субъект и уставился на прыщавого. 

– Мистер Клипман, извините за беспокойство.

Тот заерзал на стуле и, наконец, решившись, направился к выходу. Рыжий занял его место, и полицейский разложил перед ним мой трофей. Он аккуратно выделил мою кредитку и долго изучал. Так долго, что казалось, переворачивает страницы.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.